Перейти к содержимому
Podvodnik

Жизненные истории, придуманные и нет

Рекомендованные сообщения

«Разные». ©Гектор Шульц

- Димка! Димка, привет! Ты? – коренастый мужичок в добротной косухе, потертых джинсах и пыльных ботинках на толстой подошве бросился в сторону другого мужчины, одетого в серый костюм, идеально белую рубашку и легкие кожаные туфли, до блеска натертые кремом. Тот удивленно закрутил головой и, увидев бегущего к нему человека, нахмурился, словно пытаясь вспомнить, где он слышал этот голос. – Димка!
- Лёва? – Дмитрий Александрович забыл, когда его звали Димкой. Словно это было в прошлой жизни. – Лёва Гутман?
- Ага, - радостно улыбнулся мужичок, заключая Дмитрия в крепкие объятья. – Лёва Гутман собственной персоной.
- Ты меня как узнал-то? – Дмитрий улыбнулся, когда Лёва отошел в сторону, чтобы осмотреть друга внимательным взглядом, в котором сквозила смешинка. – Сколько прошло? Тридцать, тридцать пять лет?
- Ты погоди вопросами заваливать, - Лёва легонько ткнул Дмитрия в плечо. – Дай насмотрюсь на тебя. Ладный, как с картинки.
- Старею, - ответил Дмитрий и, охнув, взял Лёву под руку. – Торопишься? Может по кофе?
- Кофе?! – фыркнул Лёва и поднял вверх большой палец. – Пиво, брат! Водку или виски днем пить варварство, а вот пиво – самое то.
- Ладно, - Дмитрий пожал плечами и осмотрелся. Неподалеку виднелась вывеска сети ресторанов «Старый бык». – Может, туда?
- А пойдем. Какая разница куда, главное с кем,- ответил Лёва и вразвалочку двинулся в указанную сторону.

Чуть позже они сидели на летней террасе ресторана и неспешно потягивали чешское пиво. С холодной кружки сбегала влага, а пена была такой воздушной, что казалось, даже маленький порыв ветра тут же унесет её к голубому небу.
Дмитрий улыбался и рассматривал старого одноклассника Лёву Гутмана, а тот платил товарищу той же монетой. Через какое-то время, когда пиво в кружках уменьшилось на четверть, Дмитрий наклонился к Лёве и спросил.

- Так, как ты узнал-то меня?
- А чего тебя узнавать, - фыркнул Лёва, с наслаждением делая глоток. – Ты вообще не изменился. В школе ты был весь чистенький, прилежный, даже писал контрольные без ошибок. Говорю же, как с картинки. А я? Что я? Изменился или нет? Правду говори!
- Немного, - улыбнулся Дмитрий, разглядывая татуированные руки Лёвы, короткую бородку с проседью и усталые, но довольные глаза. – Руки, смотрю, разукрасил.
- Э, брат, - вставил Лёва, - это летопись моей жизни. Каждый рисунок ценен. Видишь эту?
- Вижу, - кивнул Дмитрий, рассматривая маленькую лягушку с карикатурными глазами, один из которых косил внутрь. Лёва рассмеялся и отхлмордал пива.
- Первый рисунок дочки и моя первая татуировка. А потом как понеслось, Димка… Только держись, - ответил он и принялся тыкать пальцем в другие нательные шедевры. – Эта вот после её первого слова. А эта, когда я с парашютом прыгнул. Эту на фестивале в Лондоне набил. А эту просто так. Картинка понравилась.
- Красиво, - улыбнулся Дмитрий, вспомнив, каким сорванцом в школе был Лёва. – Ты и в школе любил веселиться.
- Это ты про урок химии, когда я Петру в портфель кислоту вылил? – Лёва поперхнулся пивом и громко рассмеялся. – Да, было дело. Ох и всыпали мне дома родители, когда кто-то пожаловался. А мне что? Главное, что весело. Ну, купил я ему новый портфель, поработав месяц у отца, а радость-то, вот она, и её не купишь, Димка. А помнишь, как я физруку нашему гнездо осиное в стол засунул? Вот воплей-то было!
- Помню. Тебя еще выгнать хотели из школы, - хмыкнул Дмитрий, делая осторожный глоток. Пива в его кружке было больше половины, а вот Лёва свое почти допил.
- Ха. Выгнать… Ума много. Ладно, я тогда признался, что поступил некрасиво. Потом после уроков ему помогал порядки наводить и мячи убирать. Зато сколько воспоминаний. Эх… Слушай, Дим. А чего это мы обо мне только? Давай сам рассказывай. Что, где, когда? Женился?
- Нет, - Дмитрий покраснел, но Лёва весело хлопнул его по плечу и мужчина продолжил. – Некогда было. Школу я закончил с отличием, медаль получил и в университет. На экономический.
- Это да. Всегда ты умным был, Димка. А еще контрольные не давал списывать, - Лёва показал другу язык и покачал головой. – И что? После университета не нашел себе жену? Не верю, Димка.
- Ну. Это твое право. Но это правда. После университета я сразу распределение получил хорошее. На завод устроился младшим экономистом. Работал много, меня заметили, - ответил Дмитрий, машинально посмотрев на часы. – Через год старшим стал. А еще через пять лет начальником. А дальше сам знаешь, перестройка, проблемы… много всего было. Повезло устроиться к одному местному предпринимателю, который сеть ларьков держал. Года через три вместо ларьков он магазины открыл, а я стал управляющим. Учился, работал, кого-то подменял, что-то записывал. Опять учился. Хозяин магазинов меня своему другу порекомендовал. Тот в Сибири газом собирался заняться. Я согласился, потому что достиг своего потолка, а нового хотелось. В итоге там и работаю.
- О, как, - присвистнул Лёва. – А кем?
- Коммерческий директор «СибГаза», - улыбнулся Дмитрий. Лёва уважительно покивал головой и, подняв руку, попросил официанта повторить заказ, но Дмитрий отказался.
- Ты чего это? – не понял Лёвка, придержав официанта за локоть. – Не годится. Мы сколько не виделись? Много! Еще две кружки пива и гренок с чесноком.
- Лёв, - протянул Дмитрий, но школьного товарища было не остановить.
- Я Лёва уже сорок пять с лишним лет, - веско ответил он. – Обижусь, Димка!
- А чего ты на встречи выпускников не приходишь? – парировал Дмитрий, заставив Лёву рассмеяться.
- А чего я там забыл? Дела у меня. Это ты после школы по дорожке своей мечты пошел, а я болванить начал. Отец ругался, а мне хоть рыбой по щекам. Говорю – «Гулять буду. Устал от учебы». Он поскреб-то лысину и согласился. Я тогда с норовом был.
- Помню, - кивнул Дмитрий и поблагодарил официанта, который поставил перед ним еще одну кружку пива и тарелку с гренками. Рот тут же наполнился слюной, и они с Лёвой десять минут посвятили веселому хрусту. А когда закончили, Лёва продолжил.
- Отец-то мой директором овощебазы был, помнишь? – сказал он, расстегивая куртку. Дмитрий улыбнулся, заметив на шее Лёвы внушительную золотую цепь с амулетом в виде звезды Давида. – Вот. Я-то, глупый, думал, что он меня к себе заберет, когда я нагуляюсь, а вот шиш. Я же в восемнадцать женился.
- Шутишь? – удивился Дмитрий, но Лёва покачал головой.
- Какие шутки? Все серьезно. Эллу помнишь?
- С одиннадцатого «Б»?
- Ага. Смугленькая, тоненькая, тихая, как речка в летний день. Я за ней с седьмого класса увивался. А тут она вдруг погулять согласилась. Короче, Димка. Женился я в восемнадцать лет. Родителям ничего не сказал, а с Эллой расписался тайно. Такой вот я дурак был романтичный, - хохотнул Лёва. – Привел я Эллку домой, родителей перед фактом поставил, а отец такой кулаком по столу как бахнет. И говорит, иди, мол, сынок, работай. Теперь у тебя семья, ты её и обеспечивай. Мать в слезы, а отец непреклонен. Ну да ладно. Пришлось вертеться. Я и грузчиком побыл на мясокомбинате, и машину водил, и в мастерской крутился. Голодно было, но весело. Элла у меня молодец, поддерживала, не бурчала на ухо, когда я домой под утро приходил и спать ложился. Так, через полгода очередь на комнату подошла. Тут отец опомнился, похвалил, что я не струсил, и к себе на базу забрал. На самую мелкую должность, представляешь? Я полы мыл вечерами, а днем, отоспавшись, в мастерской работал. В общем, ушел я от отца через пару месяцев. Сказал, что сам решу, как мне жить. Он умный у меня был. Только усмехнулся, в матрас залез и зарплату месячную дал на поддержание штанов. А я что? Я взял. Какой дурак от денег откажется. Жили мы, значит, с Эллой в комнате и не тужили. Она на курсы парикмахеров пошла, а я продолжал в мастерской ошиваться. Иногда наших встречал. Петра, кстати, видел. Он ко мне машину приезжал чинить. Толстый стал, Димка, не узнаешь. А потом тоже… перестройка и все дела. Остались мы с Эллой без работы и с пустым холодильником.
- Да, веселого мало было, - кивнул Дмитрий, делая глоток. Пиво наполнило голову приятной тяжестью, а ласковое солнце создавало особую атмосферу. С удивлением, Дмитрий понял, что уже давно не сидел вот так в ресторане, потягивая пиво в два часа дня.
- А я что говорю. Ну, и не такие трудности были. Затянул я поясок-то и айда на поиски работы. Пока бегал и искал, Элла прически делала в парикмахерской. На её крохи и жили. Макароны варили, тушенку ели, чай, сухари. Тут знакомого встретил. Хулиганом был в старших классах. Мы с ним как-то серьезно подрались, а тут он аж обниматься полез. Сели, поговорили, рассказал я ему что и как, а он мне – «В машинах разбираешься? Будешь со мной из Берлина машины возить? Напарник нужен». Я и согласился. Работа была утомительной, но что делать. Пришлось ездить. А Элла меня дома ждала, как жена декабриста. Я приеду, день поваляемся, Антон звонит и снова в дорогу. Платил он хорошо. О, слушай, Дим. А ты же на гитаре играл в школе.
- Играл, - буркнул Дмитрий.
- Хорошо же играл, чертяка. Душевно, слезы аж из девок наших выжимал, - Лёва рассмеялся. – Я думал, ты певцом станешь, стадионы собирать будешь. А ты в экономисты, оказывается, пошел.
- Времени не было, Лёва. Работал допоздна, в дополнительные смены выходил. Отчеты, бухгалтерия, все на мне было.
- Это да. Работа она такая.
- А сейчас ты где? Также машины возишь?
- Чего? – Лёва улыбнулся и ласково погладил Дмитрия по руке, заставив мужчину покраснеть. – Теперь понятно, чего ты от пива отказался. Не, Димка. Давно я уже машины не вожу. Антон на чем-то попался и его отправили в холодные края лес валить, а я снова стал работу искать. А тут Элла мне идею подкинула. Говорит – «Ты же машины любишь? Так давай денег займем и свою мастерскую откроешь». А я что? Я согласился. Открыли. Потихоньку, помаленьку, со скрипом, но дело пошло. Люблю же я машины. Руки в масле, запах гаража, романтика. Да, такой вот я старый дурак. Но романтик. Днем машины чинил. Всякие ко мне приезжали. Здоровые в кожанках на дорогущих джипах, пенсионеры на «копейках», служивые на «Волгах». Всем чинил, а вечерами стал учиться музыке. На басу играл с ребятами знакомыми. В ресторанах иногда выступали, так не поверишь. За трехчасовой концерт я получал столько, сколько за день в мастерской. Но машины это святое, брат. Тут я душой отдыхал. Да и музыка была хобби. Потом желающих починить машины стало много. Я же на совесть делал. Пришлось людей набирать, потом вторую открыл, а там и третья мастерская подоспела. Оборудование закупил, обучил всех, брата двоюродного на финансы посадил. И все, Димка. Чем заняться старому романтику? Взял я Эллу, и поехали мы мир смотреть. В Америке были, статую эту знаменитую видели. Джаз слушали, виски пили. Ночами гуляли по Манхеттену, а днем отсыпались. На мотоциклах катались, я даже себе один купил, когда приехал. Весело было, Димка. И знаешь, я Эллу еще сильнее полюбил. Вот аж до хруста. Где мы только не были. В Европе были, на родину мою историческую тоже ездили. Рок в Берлине слушали. На китайскую стену поднимались. Вот где-то в Китае Элла животом округлилась. Приехали мы домой, а через три месяца Лизка родилась. Дочка моя. Тут уж хочешь не хочешь, а комнаты мало. Надо квартиру брать. Деньги были, да и мастерские работали. Купили с Эллой однокомнатную, обустроили и жить стали. Весело было, Димка. Долго можно рассказывать.
- И правда. Богатая у тебя жизнь, - тихо ответил Дмитрий, взглянув на часы. От внимания Лёвы это не ускользнуло, и он хлопнул себя по лбу ладонью.
- Прости, Димка. Ты же занятой верно. А я тут тебе на плечи упал, пивом пою и тараторю без умолку, - сказал он и, достав из кармана дорогой мобильный телефон, нахмурил брови. – Черта лысого тут поймешь в этой технике. Дим, ты номер свой скажи. Как будет время, заходи к нам. Я тебя с женой познакомлю. С дочуркой. Посидим, лясы поточим, а?
- С радостью, - Дмитрий продиктовал товарищу номер и записал его контакт в свой телефон. Его телефон был стареньким, но у Дмитрия не было времени, чтобы заниматься поисками замены. Он вздохнул и, подняв руку, позвал официанта. – Счет, пожалуйста.
- Э, нет, - встрял Лёва, беря официанта под локоть и протягивая ему зеленую бумажку. – Ты мой гость, а с гостя денег не берут. Сева, спасибо. Все на высшем уровне. Пожелания будут, пока я здесь?
- Пожалуйста, Лев Давидович. Все хорошо, но Анна Юрьевна просила уточнить насчет свежей рыбы, - улыбнулся официант, заставив Дмитрия открыть от удивления рот.
- Ох, блин. Забыл совсем, - Лёва покачал головой и записал информацию в телефон. – Будет ей рыба, Сева, так и передай. И вообще, если нужно что-то, звоните мне или Элле.
- Понял, Лев Давидович. Хорошего дня, господа, - официант удалился, а Лёва хлопнул Дмитрия по плечу.
- Чего ты рот открыл? Да, мой ресторан. У меня их много, - буркнул он. – Забыл сказать, что меня так американские рестораны вдохновили, что я решил сделать себе такой же. А я что? Сделал. Ладно, Димка. Пора мне. Завтра с женой на концерт идем. Какой-то там Джон приезжает, а она от него без ума. А я что? Вату в уши и посплю. Звони, как время будет! Посидим! У меня виски дома стоит как раз. Все случая ждет.
- Договорились, Лёва, - Дмитрий пожал товарищу руку и проводил его взглядом. Нет, Лёва Гутман не изменился. Он, как обычно, брал от жизни все.

Вернувшись домой поздно вечером, Дмитрий Александрович отложил в сторону дипломат с бумагами и, взяв из холодильника бутылочку пива, которая стояла там очень давно, прошел в зал шикарной трехкомнатной квартиры в центре столицы. В квартире было тихо.

Одиноко стоял большой плазменный телевизор, который обычно транслировал новости экономики. Одиноко стояла акустическая гитара, которую Дмитрию подарили коллеги, зная о его давнем увлечении. Одиноко висели странные картины на стене, которые стоили кучу денег, но считались очень модными. И одиноко стоял хозяин квартиры, обводя зал задумчивым взглядом. Затем, вздохнув, он открыл пиво, взял со стойки гитару и неуверенно поставил пальцы левой руки на гриф, после чего слабо провел правой рукой по струнам. Затем еще раз и еще. С каждым штрихом звук становился все увереннее, а улыбка на лице Дмитрия Александровича шире. Через пятнадцать минут он играл известную джазовую песенку и отбивал ногой такт. Это был первый вечер в жизни Дмитрия, когда он улыбался радостно и искренне.

  • Upvote 2
  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Все заумные разговоры наемных балаболок из новомодных ток-шоу в телеящике, что порядочность, отзывчивость и прочие душевные качества напрямую зависят от национальности, вероисповедания, профессии, уровня дохода конкретного человека, наличия высшего образования и т.д. и т.п. – чушь наиполнейшая.

В качестве аргумента вышесказанному приведу зарисовку из жизни. Итак. Зимушка-зима. На календаре минувшее воскресенье. Возвращаюсь с дачи после изнурительной чистки снега, выпавшего при затяжном и обильном снегопаде.

От дачи до стратегической многополосной автотрассы ведут две дороги местного значения. «Верхняя» - оживленная, асфальтированная и с миллионом светофоров. «Нижняя» - дикая и ни разу не чищенная, но в десять раз короче.

На распутье на секунду задумался, аки Иван-дурак из русской сказки перед дорожным камнем. Под седлом хоть и чистопородный японец, но не полноприводный внедорожник, однако. Зато в багажнике валяется большая лопата – весомый аргумент, если что.

Эх, была, не была, свернул на «нижнюю». В зеркале заднего вида мелькнул парнишка на легковом «корейце», который свернул вслед за мной. Что ни говори, а дурной пример заразителен.

- Не дрейф, парень, вдвоем прорвемся. Вытянем друг друга, не пропадем…

Едем осторожно, почти крадемся. Места дикие, глухие. Дорога скользкая, ледяной коркой покрытая. Колея глубокая. Можно руль бросить, машина сама идет как по рельсам. Только на гашетку резко не дави, чтобы в кювет не вылететь.

Ровно на «экваторе» - посередине пути из глубокого сугроба торчит задница «Форда Фокуса» словно поплавок из проруби. Задорненько так торчит, аж задние колеса в воздухе висят. А рядом стоит девушка лет 20-22-х. Жалкая вся такая, словно воробушек испуганный. Губы от холода синюшные… Стоит и трос буксировочный в руках держит.

Собрату-водиле помочь – дело святое. И неважно какого он пола, роду и племени. Сегодня ты помог, завтра тебе. Дорожное братство никто не отменял.

Включил «аварийку» и осторожно прижался к обочине, чтобы в соседнем сугробе не оказаться. Парнишка на «корейце» тоже «аварийку» включил и встал рядом.

Вышли, осмотрелись. Парнишка-доброволец - ровесник горе-водительницы. Мысленно окрестил его «студентом». Не знаю почему, но очень похож. Вида интеллигентного, одет опрятно, даже почти нарядно. Наверное, из гостей возвращается. «Студент» открыл багажник и вытащил МСЛ – малую саперную лопатку. Я незаметно усмехнулся и вытащил из машины свой аргумент – большую снеговую лопату.

«Студент» уважительно посмотрел на мой «снегоочистительный агрегат» и пошел рубить ветки, чтобы подложить под колеса «Фокуса». Я же надавил рукой на багажник «Форда».
«Фокусник» весело закачался на ледяной кромке дороги словно маятник. Понятно, сидит на брюхе, бедолага. Хуже не придумаешь. Сам не сдвинется и тянуть бесполезно, только глушитель оторвем или днище помнем.
- И как же Вас угораздило, любезная?

Девушка вытерла заплаканные глаза, шмыгнула распухшим носом и тихо залепетала.
- Два месяца как замужем. Хотела мужу приятное сделать. Поехала за курицей, чтобы в духовке запечь… он с хрустящей корочкой любит. А через дорогу мышка перебегала… Я испугалась и руль дернула…. и вот… Даже понять ничего не успела. Мышей очень боюсь… противные они…
- Давно за рулем?
- Месяц.
- А зачем на «нижнюю» сунулась?
- Хотела как быстрее, чтобы успеть пока муж с работы не вернулся.
- Давно стоим?
- Час… замерзла уже.
- Кому-нибудь звонила?
- Нет, я телефон дома забыла.
- М-де...

Эх, женщины-женщины?! Вот ведь дуреха! Ну, что этакого страшного может сотворить маленькая и перепуганная вусмерть мышка-полевка, которая в глубоком снегу какое-никакое пропитание себе ищет? Ведь внутри прочной четырехколесной железяки сидишь, которая для микроскопической мышки словно танк бронированный?! Реально, бабы – дуры! Причем, независимо от возраста, прости Господи. Мышку она испугалась?! Обхохочешься!

М-да… брать «Фокус» на буксир бесполезно! У моего «япошки» и «кореяки» студента трансмиссия автоматическая. Для них буксировка – гарантированная смерть! Потом эвакуатор в нашу глухомань вызывать и «вэлком» на замену «коробки передач» - доброе дело сотворить дороговато получится и экономически невыгодно. Извините, мадам, надо что-то альтернативное придумать.

Пока копошились со студентом и расчищали от снега фронт работ, мимо проехали две машины. Их водители, выпучив глаза и размазав носы о стекла, с любопытством посмотрели на текущую ситуацию и… покатили дальше.

Хрен с вами, «добрые люди»! Справедливость никто не отменял! Встанете раком посреди дикого леса и вам никто не поможет. Можете не сомневаться, будет! Когда именно, не знаю, но будет обязательно!

Рядом остановилась ржавая насквозь «ВАЗовская 5-ка» и к нам присоединился мужичонка лет 50-ти славянской наружности. Сразу видно, что работяга и звезд с неба не хватает.
- У меня резина лысая и без шипов. Не вытяну, но работать готов сколько надо.

Спасибо тебе, лишние руки не помешают. Не до утра же здесь колупаться. Надо дуру-девку из снежного плена вызволять, чтобы для молодого мужа любимую курицу успела приготовить, пока он с работы не вернулся.

Тянем, потянем, вытянуть не можем…

Мимо проехала «Газель» с двумя азиатами. На призывы помочь, никак не отреагировали. Ладно, урюки копчены, Аллах все видит, получите по заслугам от Всевышнего… только чуть позже.

Подкатила «Тойота» не первой свежести. Встала. Вышел кавказец лет 40-ка.
- На буксир не возьму, вариатор слабый (аналог АКПП), но готов копать снег и таскать руками.
Сказал с гортанным горским акцентом, как отрезал и полез в сугроб.

Тянем, потянем, вытянуть не можем…

Вдалеке показался дорогущий «Рендж Ровер Вог», за рулем мажор лет 20-ти, а рядом фрикаделька лет 17-18-ти в шиншилловой шубе. Даже руки не стали поднимать, мол все равно мимо проедет… Извини, парень, ошиблись.

«Рендж» за 150 тонн евров прижался к обочине. Парнишка в гламурной одежде оценив ситуацию, полез по колено в сугроб прямо в замшевых летних туфельках.
- Простите, автомат! Если спалю, отец меня убьет.

Его спутница в шиншилловой шубке вышла на дорогу и стала помогать горе-водительнице останавливать проезжающих.

Тянем, потянем, вытянуть не можем…

Едет новенький «Фольксваген Джетта», за рулем мужик лет 40-ка славянской наружности.
- Помоги, друг!
- У меня одежда чистая…
Бросил небрежно дежурную фразу через губу и поехал дальше. Ладно, чистоплюй хренов, кати себе дальше. Можно подумать, что у нас одежда на выброс…

Подкатил новенький внедорожник «Мерседес GL»… ориентировочно «ляма за 4-ре с горкой». Неслышно опустилось наглухо затонированное стекло и в окно высунулся типичный браток, чудом переживший дикие 90-е. Все лицо в застарелых шрамах, интеллектом не обезображено даже теоретически. Сейчас вероятно, бизнесмен или какой-то чиновник местного разлива. Как знать?!
- На буксир не возьму, машина только из салона и еще на обкатке, но помочь готов.
Вышел из уютного салона словно манекен из итальянского бутика, с ног до головы облаченный в авторские работы кутюрье-дизайнеров и полез в сугроб.

Тянем, потянем, вытянуть не можем… Но «Фокус» пару раз все же дернулся и даже на полметра продвинулся к дороге – уже что-то!

Ох, и трудная это работа – из сугроба тащить… нет, не бегемота! «Форд Фокус» весом в тонну с лишним. Да еще тащить так осторожно, чтобы бампера не оторвать и крылья не помять. Зачем молодой жене 3,14здюли от мужа получать?! Да еще в первые месяцы совместной жизни, когда самая притирка идет.

Едет «Ока» с надписью на борту: «Экспресс-доставка пиццы! Если доставим дольше 30-ти мин. после Вашего заказа, пицца бесплатно!»
Из машинки выскочил шустрый парнишка лет 25-ти в униформе.
- У меня минут 10-ть есть! Не будем терять время. Навались!
Улыбнулся от уха до уха и полез в сугроб.

Тянем, потянем, вытянуть не можем…

Мимо проехало очередное ЧМО на новенькой «Гранте». Проскочили два козла на «Рено Логан». И прошмыгнул хмырь на полноприводной «Субару». Все вышеперечисленные организмы дружно проигнорировали поднятые руки замерзающих девчонок.

Неожиданно остановились два гастарбайтера-азиата на убитой «ВАЗовской 4-ке» и ничего не спрашивая, молча включились в работу.

Облепив многострадальный «Фокус» со всех сторон, фактически на руках вынесли его на дорогу и поставили машину в ледяную колею на все четыре колеса.
- Все, девочка, езжай к своему мужу!
- Ой, а мне в другую сторону надо.

С шутками и прибаутками мы снова облепили машину и, оторвав «Форд» от дороги, аккуратно развернули «Фокусника» на 180 градусов.
- Так годится?

Сделав доброе дело, отряхнувшись от снега, перепачканные, но довольные, все быстренько попрыгали в машины. Тут и там захлопали двери и мы стали разъезжаться.

А между машинами металась девушка, которая плакала и улыбалась одновременно.
- Спасибо вам! Оставьте телефоны, пожалуйста, я проставлюсь за помощь… Сниму столик в кафе… или давайте соберемся у нас на даче. С мужем познакомлю. Он у меня замечательный! Я курицу вкусно готовлю… с хрустящей корочкой. Ребята, оставьте телефоны…

Все лишь улыбались в ответ. В тот момент мы были все вместе – вояка не первой свежести и бандос, мажор с папиной кредиткой и гастарбайтеры, работяга и студент, доставщик пиццы и … да, какая разница?! Мы сделали общее доброе дело. И славяне и кавказец и азиаты и …

- Брось, ерунда! Когда нам понадобится помощь, остановитесь с мужем и вытянете…
- Остановимся! Обязательно остановимся и поможем! Обещаю! Честное слово! А меня Ирой зовут…
- Иришка, удачи тебе! На дороге встретимся!

Никто не оставил телефон, чтобы получить материальное вознаграждение за свою помощь. И это правильно, доброе дело не имеет цены.

Осторожно катясь по зеркальному льду, и глядя в зеркало заднего вида, как разъезжаются разные люди на разных машинах по цене и классу, я непроизвольно улыбался. Несмотря, что более часа провозился на морозе, мне было тепло и радостно. Ведь пока мы остаемся людьми независимо от уровня достатка, вероисповедания, профессии и т.д. и т.п. у нашей страны есть будущее.

И пусть хороших людей, готовых прийти на помощь сегодня было ровно столько же, сколько и равнодушных уродов, проехавших мимо, все равно, не так все плохо. Именно сегодня, как минимум на одного человека, готового остановиться на дороге и помочь ближнему, стало больше.

И дай Бог, чтобы готовых прийти на помощь стало больше не только на одну эту девочку, а все же на два человека… Ибо, есть уверенность, что не даст эта девочка Ира своему мужу проехать мимо тех, кому понадобится помощь…

Значит, соотношение отзывчивых и равнодушных уже не 50 на 50, а есть перевес! Пусть небольшой, но он есть. И это радует…

Алекс Сидоров http://www.proza.ru/2012/02/08/1739

  • Upvote 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×